oldAdmiral (oldadmiral) wrote,
oldAdmiral
oldadmiral

Categories:

15. Бегемоты - 1

В ветке номер 9 мы уже касались темы "худших кораблей". На деле оказавшихся вполне приемлемыми. Теперь давайте поговорим о в действительности очень неудачных кораблях. Тем более я уже как-то обещал рассказать о позднесоветском флоте.

Но для начала одна ремарка. Дореволюционную Россию принято считать странной промышленно отсталой, а СССР относительно продвинутой. "Сталин принял Россию с сохой, а оставил...". Ну и так далее. Между тем, если мы возьмем для сравнения какую-нибудь объективную шкалу, например флот, то картина получится не столь уж однозначной. Россия запросто и много строила перворанговые корабли, а СССР, несмотря на неоднократные попытки, об одной из которых мы поговорили в ветке 4, не смог создать ни одного. Под перворанговыми кораблями я имею в виду эскадренные броненосцы - линкоры, а после Второй Мировой - авианосцы. Сегодняшний пост как раз о попытке СССР создать "авианосец".

И раз уж я заявил, что разговор пойдет в ключе номинации на звание "худшего корабля в истории", уместно будет рассказать о том, что лично я вкладываю в это понятие.

Во-первых, это должен быть корабль большой и дорогой. Очень неудачных конструкций немало и среди небольших кораблей, но ущерб от такого рода ошибок все равно невелик, поскольку в эти ошибки вложено сравнительно немного средств. Вот например итальянский... гусеничный торпедный катер. Смешно, но не страшно :). Итальянская казна отделалась легким испугом.



Во-вторых, действительно плохой корабль не может эффективно выполнять даже ту боевую задачу, для которой он создавался а не те, которые ему пришлось (или не пришлось) в силу разных причин выполнять в действительности. Попытки записать в "неудачники" "Бисмарк" или "Ямато" только в силу того, что устарел сам класс линейных кораблей я не приемлю.

Историю создания первого поколения советских ТАКР (тяжелых авианесущих крейсеров), а речь пойдет именно о них, можно вести с 20 июля 1960 года, когда американская подводная лодка "Джордж Вашингтон" впервые в мире произвела пуск баллистической ракеты "Поларис" из подводного положения. Дальность пуска первых модификаций этих ракет не превышала 2000 км, поэтому американские ракетоносцы были вынуждены приближаться вплотную к территориальным водам СССР. Сделать это можно было только на севере, точнее в Баренцевом море, и перед советским ВМФ встала новая задача - обнаруживать и уничтожать ракетные субмарины американцев до момента запуска ракет.

Естественно технический прогресс не ограничился лишь сферой подводного кораблестроения. Как это часто бывает с появлением нового вида оружия, появляется и средство противодействия. Таковым стал вертолет. В СССР как раз разрабатывался противолодочный Ка-25ПЛ, вооруженный опускаемой гидроакустической станцией, сбрасываемыми буями, самонаводящимися торпедами и глубинными бомбами, в том числе и с ядерной боевой частью. Под эти вертолеты и было решено создать "противолодочный вертолетоносец дальней зоны", водоизмещением 4-4,5 тыс тонн, вооруженный восемью вертолетами. Запомним эти цифры. Проект был в общем реалистический, если не считать количества вертолетов. Наиболее близки к нему были японские эскадренные миноносцы-вертолетоносцы типов "Сиране" и "Харуна". Корабли имели полное водоизмещение 6300-6800 тонн и несли по три вертолета. Их главным предназначением была охрана расположенных к северу от Японии проливов с целью недопущения выхода советских подводных лодок в Тихий океан, а также борьба с устаревшими но многочисленными китайскими дизельными лодками.



По иному подошли к делу советские конструкторы. Непременно желая сконцентрировать на одном корабле мощную авиагруппу (увеличившуюся в итоге до 14 вертолетов) они вынуждены были постепенно наращивать водоизмещение, которое в конце-концов достигло 17,5 тысяч тонн! Так появились первые советские авианесущие корабли - противолодочные крейсера "Москва" и "Ленинград".

Главным уязвимым местом большинства советских проектов всегда оставалось то, что они проектировались для противодействия конкретному типу кораблей вероятного противника, или для размещения конкретного типа оружия. И с изменением условий борьбы, которое происходило достаточно быстро, теряли свою актуальность. Так и произошло с вертолетоносцами проекта 1123. К моменту вступления в строй "Москвы" в декабре 1967 года, ВМС США уже приняли на вооружение ракету "Поларис А3" с дальностью пуска более 4500 км, что отодвинуло районы патрулирования ракетных субмарин от наших берегов. Перехватить их в море теперь не представлялось возможным. Поэтому ни "Москва", ни "Ленинград" на Северный флот так и не попали. Оба корабля остались там, где и были построены - на Черноморском флоте. Примерно раз в год они выходили в Средиземное море с целью "поиска и слежения за атомными ракетными лодками вероятного противника, находясь в готовности к их уничтожению". По воспоминаниям командира крейсера "Москва" Б.С. Романова впервые иностранная атомная подводная лодка была обнаружена лишь во время четвертого похода - 30 марта 1970 года.



В целом советскими авторами проект 1123 оценивается как весьма удачный. Однако главным компонентом этих восхвалений являются оценки типа "впервые внедрили", "проложил дорогу" и так далее. Действительно, для советского судостроения корабль получился этапный. Но это не позволяет закрыть глаза на его реальную боевую эффективность. А она была невысока. Действительно за время боевой службы крейсеров задача поддерживать контакт сразу с несколькими ПЛ вероятного противника оказалась невыполнимой. Таким образом корабль, водоизмещением 17,500 тонн, 14 вертолетов и 850 человек личного состава могли противостоять в лучшем случае лишь одной подводной лодке НАТО. Одних только ракетных лодок у одних только США были десятки. А противолодочных крейсеров у СССР два. И в случае конфликта советские надводные корабли могли прожить в Средиземном море время измеряемое минутами. То есть "Москва" и "Ленинград" были одноразовыми. Я еще понимаю, когда ракетные крейсера проекта 56 "Грозный" несут дежурство вблизи американских авианосных группировок, надеясь успеть разрядить по ним свои пусковые установки в случае войны. Рискнуть кораблем, водоизмещением 5600 тонн, в надежде "вырубить" авианосец водоизмещением 80000 тонн и сто палубных самолетов - такая игра стоит свеч.

В общем реально крейсера 1123 могли вести противолодочную борьбу лишь в ближней морской зоне - под прикрытием своей авиации. Но именно в силу этого, такие районы были доступны и для базовой противолодочной авиации, которая выполняла ту же работу дешевле и эффективнее. Направлять же столь громоздкие и уязвимые корабли подальше, в районы где господство переходило к флотам США и их союзников было самоубийственно. Тем не менее я далек от мысли причислять эти корабли к заведомо неудачным. Худо-бедно но свою задачу они выполняли. Гораздо важнее, что они проложили дорогу крейсерам проекта 1143. О которых речь впереди.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 65 comments