oldAdmiral (oldadmiral) wrote,
oldAdmiral
oldadmiral

Categories:

104. Чей ВПК лучше?

Коммунистически ориентированные граждане в качестве несомненного достижения советского ВПК называют его самобытность. В пику отсталой России, где было широко развито заимствование и закупка западной техники. Однако на деле все вовсе не так очевидно. Не очевидна добровольность "советского пути". То есть пока была такая возможность СССР заимствовал будь здоров. Когда страны "запада" Советский Союз такой возможности лишили - да, коммунисты пошли по своему, особому пути. Не то, чтобы заимствований совсем не было в позднесоветский период, вспомним хотя бы судьбу ракеты Sidewinder и ее советского "цельнотянутого" варианта К-13. Для нас же важнее то, что у этой медали, у изолированности советской инженерной мысли, была и оборотная сторона. Давайте посмотрим какая.

rvj1904.jpg


Сделаем мы это очень просто. Мы сравним с "лучшими мировыми аналогами" продукцию ВПК Российской империи и Советского Союза. Посмотрим нет ли каких закономерностей. И начнем мы наш экскурс, если позволите, с Российской империи. В хронологическом порядке.

Глупо было бы отрицать, что Россия самым широчайшим образом заимствовала с так называемого "запада"(да ведь Россия до революции и сама была этим "западом") как ноу хау, так и готовые образцы техники. Вообще, а какая в том доблесть, чтобы все делать самим? В чем смысл этого? Ну вот летал лучший американский истребитель Второй мировой "Мустанг" с английским двигателем "Мерлин", или его лицензионной версией, и что? Что американцам комплексовать по этому поводу? Абсурд какой то. Или допустим состоит на вооружении у них же такой самолет, как AV-8 Harrier. Являющийся, как вы понимаете, отнюдь не разработкой местного ВПК. Что им теперь - рвать на себе волосы? Ну не может, физически не может, 100 из 100 самых талантливых конструкторов рождаться в США. Это я нарочно взял для примера наиболее передовую державу, мирового гегемона. И наиболее яркие примеры, на самом деле их тьмы.

Россия мировым гегемоном не была. Некоторые даже говорят, что она была отсталой. Возможно. Но несмотря на это она предоставила нам возможность взять пример для сравнения по самому высшему классу. А высший класс в сфере ВПК применительно к тому времени это крупные артиллерийские корабли - линкоры, эскадренные броненосцы. Линкоры я уже как то сравнивал. Русские оказались вполне на уровне. Причем Россия не была просто пассажиром, лишь заимствуя технологии. Она вносила посильный вклад в совершенствование этого вида вооружений. Достаточно будет лишь упомянуть такие изобретения, как бронебойные колпачки Макарова и радио Попова. В России был построен первый крейсер с броневым поясом. И так далее. То есть Россия была равноправным участником процесса, всеми благами которого законно пользовалась.


Впрочем, теоретическое сравнение характеристик кораблей, что я проделал в свое время с русскими линкорами, носит слишком абстрактный характер. Потому что, скажем, величина бортового залпа это конечно весьма показательная характеристика, но далеко не окончательная. Есть еще эффективность снарядов, процент попадания и так далее. Поэтому объективную картину соотношения совершенства столь сложных машин может дать только бой. И такая возможность - сравнить наиболее сложные изделия отечественного ВПК с "лучшими иностранными аналогами" по результатам боя у нас есть.

Речь, как вы понимаете, идет о сражении в Желтом море. Давайте коротенько освежим в памяти события приведшие к этому бою. 26 января японцы без объявления войны атаковали базу русского флота и вывели из строя два сильнейших русских броненосца - "Цесаревич" и "Ретвизан". Вступивший в командование флотом адмирал Макаров, оказался перед очень непростой дилеммой - вступить в бой на треть ослабленным, или ждать ремонта поврежденных броненосцев. Макаров выбрал промежуточное решение. Если представится благоприятная возможность атаковать японцев. Под этой формулировкой следует понимать, что японцы примут бой в непосредственной близости от крепости. Но самому, пока не вступят в строй поврежденные корабли, в открытое море не уходить и столкновения с японцами не искать. Последние, наученные уроком дневного боя 27 января, когда они попытались добить русский флот после ночной атаки, но были отбиты, тоже на рожон не лезли.

Наверно надо сказать два слова о Макарове. В силу социального происхождения он был единственным русским адмиралом, к которому соввласть относилась положительно. Противопоставляя его остальным. С другой стороны теоретические труды Макарова, скажем мягко, не оказались пророческими. А если называть вещи своими именами, то был он с чудинкой.

Но! При этом у Макарова был победный настрой и моряки его любили. Как офицеры так и нижние чины. Макаров успел оставить после себя любопытнейший документ - инструкцию на случай столкновения с главными силами японского флота. На редкость простая, логичная и рациональная бумага. И еще есть в ней что-то такое... она внушает уверенность в победе. Думаю Макаров выиграл бы бой, даже если бы не стал дожидаться ремонта поврежденных кораблей. Но он, видимо, решил действовать наверняка...

Ремонт русских броненосцев в осажденной и к тому же не имевшей сухого дока нужного размера крепости это вообще тема отдельного рассказа. Но прежде, чем корабли вошли в состав флота произошла катастрофа. 31 марта Макаров погиб вместе со своим флагманским кораблем - броненосцем "Петропавловск". Он не любил броненосцы и они отплатили ему взаимностью. В этот же день подорвалась на мине и "Победа". Русский флот остался без командования и с тремя боеспособными линейными кораблями. Естественно в таких условиях нечего было и мечтать принять бой с японцами.

Полтава
Эскадренный броненосец "Полтава". К этому же типу относился и "Петропавловск". Два таких корабля участвовали в сражении в Желтом море.

Очередной оборот колесо фортуны совершило 2 мая, когда японцы потеряли два броненосца. На дно пошли подорвавшиеся на минах "Хатсусе" и "Ясима". Впрочем, гибель "Ясимы" японцам удалось скрыть, что имело немаловажные последствия в плане переоценки русским командованием противостоящих сил противника.

А 23 и 24 мая вступили в строй(сняты кессоны, приведение кораблей в боеспособное состояние заняло еще несколько дней) "Ретвизан" и "Цесаревич" соответственно. Таким образом в строю русского флота стало пять броненосцев, против пяти же, как считало наше командование у противника. Однако наличие у японцев сильной дивизии броненосных крейсеров внушало большие опасения за исход столкновения при таком соотношении сил. Между тем в рассчеты нашего командования стал настоятельно вмешиваться фактор борьбы на суше. Еще 13 мая русская армия была вынуждена оставить Цзиньчжоускую позицию и японцы перешли к непосредственной осаде крепости. 6 июня с "Победы" сняли кессон, однако потребовалось еще несколько дней, чтобы вернуть с сухопутного фронта обороны и установить на корабль хотя бы часть средней артиллерии, переданной туда за время ремонта. 10 июня эскадра, наконец, вышла в море имея целью прорыв во Владивосток. Однако обнаруженные плавающие мины задержали выход на несколько часов, в результате чего японцам удалось сосредоточить все свои силы, а русские потеряли время. Русская эскадра успела отойти лишь на несколько миль от крепости, как в 17-20 был обнаружен противник. Принимать в таких условиях бой, когда светлого времени суток оставалось немного, а японцы обладали решительным превосходством в легких силах - 4 легких крейсера и 9 миноносцев у нас против 8 легких крейсеров и 44 миноносцев у неприятеля показалось адмиралу Витгефту слишком рискованным. Тем более, что и превосходства в линейных силах у него не было. На обратном пути, хотя эскадра с трудом и отбилась от атак японских миноносцев(38 торпед выпущено, русская эскадра израсходовала 3,072 снаряда), выяснилось, что утренние опасения на счет плавающих мин оказались не беспочвенными - подорвался "Севастополь".

Это был уже четвертый броненосец с подводной пробоиной в Артуре. Благодаря накопленному опыту и кессону от "Ретвизана" ремонт на этот раз занял всего полтора месяца. Однако времени уже совсем не оставалось. В тот же день, когда "Севастополь" вернулся в строй - 25 июля состоялся первый обстрел русских кораблей осадной артиллерией японцев. Пока еще неприцельный. А 27 числа огнем армейской артиллерии был основательно поврежден "Ретвизан". Список поврежденных кораблей пополнил подорвавшийся 14 июля на мине единственный наш броненосный крейсер "Баян". Хотя имевшийся в Порт-Артуре док позволял принять этот крейсер ждать его ремонта уже не было никакой возможности и 28 июня эскадра без "Баяна" и с наспех залатанным "Ретвизаном" снова вышла в море, чтобы принять бой, ставший впоследствии известным, как сражение в Желтом море.

Я привел эту довольно таки пространную хронологию в том числе и для того, чтобы подчеркнуть вот какой факт. Ни одной секунды этой войны русский флот, и так уступавший противнику численно, не выступал в полном составе. Мы, говоря хоккейной терминологией, весь матч отыграли в меньшинстве. По двум причинам. Первая из них - внезапное нападение японцев.

Вторая - несовершенство нашей системы базирования. Каковой фактор Мэхен относит к важнейшим, говоря о морской мощи государств. Позволю себе привести цитату незаинтересованного лица, чтобы Вы сами могли оценить влияние этого фактора на противостояние русского и японского флотов:

Эпоха паровых турбин, работающих на жидком топливе, еще не настала, и большим военным кораблям требовались станции погрузки угля и внушительные средства для ремонта и переоборудования. Владивосток не подходил по параметрам, поскольку он был расположен слишком далеко от ключевого пункта военных действий - Корейского пролива, в зимнее время замерзал и не имел свободного выхода в океан. Порт-Артур был в лучшем случае компромиссным решением, и насчет его достоинств были существенные разногласия еще до того, как Санкт-Петербург подписал соглашение об аренде. <...>

На самом деле, Порт-Артур как база являлся кошмаром каждого офицера флота. После недавней войны и эвакуации японцев гавань была усеяна обломками судов, но даже и при более благоприятных обстоятельствах пристани были недостроены и неудобны, и ни одна из них не была приспособлена для приема крупномасштабных судов. Внутренняя бухта была ограниченных размеров и нуждалась в значительном углублении для размещения судов с глубокой осадкой. Но что еще хуже, для того чтобы выйти из этой бухты в открытое море, нужно было пройти через канал длиной в два километра, настолько узкий и мелкий, что большие корабли могли выбираться оттуда лишь очень медленно и по одному. Процесс этот был настолько затруднен, что целой эскадре на то, чтобы выбраться из порта, потребовалось бы время, достаточное для двух приливов и отливов.
(Брюс В. Меннинг)

Непосредственного отношения к ходу сражения это обстоятельство(слабость русской базы) не имеет. Но оно практически полностью предопределило неудачу прорыва 10 июня. Оно же ответственно и за состояние некоторых русских кораблей.

Вообще, сражению в Желтом море в советской историографии уделялось мало внимания. Если не сказать, что оно замалчивается. Еще бы, оно ведь совсем не вписывался в советскую концепцию этой войны. Собственно автор наиболее полной советской истории Русско-японской войны И.И. Ростунов, посвятивший ключевому событию этого конфликта пару страниц, даже отказывает ему в такой квалификации. Бой - вот что произошло 28 июня 1904 года в Желтом море. Другое дело, например, Малая земля. 300 человек, в основном блатных, типа Цезаря Львовича Куникова(именем героя называется боевой корабль ВМФ РФ) или дорогого товарища Брежнева, оба политруки, которые должны были примазаться к действительно кровавой операции у Южной Озерейки, и получить свои ордена и медали помаячив перед едва занятым немцами берегом. Однако основной десант немцы отбили. Представляю себе ужас блатных, когда они узнали, что им придется высаживаться на берег, хоть и в совершенно не интересующем немцев месте :). Вот это действительно сражение! Да нет, подымай выше это даже битва! Битва на Малой земле! А в Желтом море, где Россия выставила такие силы, какие советскому ВМФ никогда и не снились, это бой. Фактически боестолкновение :).

Победа
Эскадренный броненосец "Победа". Эти корабли создавались для другой войны и против другого противника. Два из них участвовали в сражении.

Боевую линию русского флота составляли броненосцы "Цесаревич"(флагман), "Ретвизан", "Победа", "Пересвет", "Севастополь" и "Полтава". Главные силы противника также насчитывали шесть вымпелов - два погибших броненосца заменили в 1-м Боевом отряде японцев броненосные крейсера "Кассуга" и "Нисин". Что вроде бы дает численное превосходство русским - 6 броненосцев против 4 броненосцев и 2 броненосных крейсеров у японцев. Однако, не будем торопиться с выводами - позже мы уделим внимание вопросу о соотношении сил.

В 12-20 Того открыл огонь с невиданной дистанции 80 кабельтовых. Русские ответили лишь когда дистанция сократилась до 65 кабельтовых. Того, пользуясь превосходством в скорости, пытался охватить голову русской колонны, и вынудить Витгефта повернуть обратно. Но Витгефт оказался искуснее. Японцам не только не удалось занять выгодного положения для ведения боя, но они потеряли огневой контакт с противником. Русской эскадре удалось оторваться и в 14-30 сражение прекратилось.

За эти два часа боя русские корабли не получили никаких серьезных повреждений, вся артиллерия была исправна и готова продолжать бой, а противник остался за кормой. Путь на Владивосток был свободен. Увы, у японцев было преимущество в скорости. "Полтава" постоянно отставала, ее даже пытался добить крейсерский отряд адмирала Дева, но флагманский "Якумо" получил 12" снаряд и Дева угомонился.

Витгефт пытался увеличить ход до 15 узлов, но "Полтава" и "Севастополь" и на сдаточных испытаниях показали всего 16,3 и 15,3 узла соответственно. Теперь же их изношенные напряженной кампанией машины едва позволяли выжимать 14. К тому же концевая "Полтава" получила подводную пробоину от хотя и неразорвавшегося, но все же 12 дюймового японского снаряда. "Фудзи" тоже с трудом давал 15 узлов, но все же 15 больше 14.

Надо со всей отчетливостью понимать, что прорвись русская эскадра во Владивосток, война была бы Японией с большой долей вероятности проиграна. Ведь соединившись с крейсерским отрядом она представляла бы внушительную силу, которая могла бы достойно встретить подкрепления с Балтики. А объединенным силам Первой и Второй тихоокеанских эскадр японцам было нечего противопоставить. Потеряв же господство на море, Япония не могла бы вести крупномасштабные боевые действия на континенте.

Это прекрасно понимал Того. Он присоединил к боевой линии броненосный крейсер "Якумо" и теперь у него было 7 вымпелов - 4 броненосца и 3 броненосных крейсера. В 16-45 сражение возобновилось на дистанции 45 кабельтовых. В бой постепенно включилась вся артиллерия вплоть до 75-мм, а дистанция сократилась до 23 кабельтовых, а это 4 с небольшим километра. Ни одна из сторон не могла добиться критических попаданий и Того уже стал склоняться к мысли прекратить бой, когда в начале шестого 12-дюймовый фугасный снаряд убил руководящего боем с незащищенного мостика Витгефта и вывел из строя офицеров его штаба.

Находившийся в бронированной рубке командир "Цесаревича" каперанг Н.М.Иванов решил не передавать командование эскадрой младшему флагману, поскольку это могло внести сумятицу, а бой складывался успешно и до наступления сумерек оставалось уже недолго. Кстати оцените масштаб принятого решения, тут вот говорят, что русские офицеры никуда не годились. Много ли флотов мира могло рассчитывать, что какой то командир корабля, пусть и первого ранга примет в столь ответственной ситуации сколь непростое, столь и правильное решение? Однако от судьбы не уйдешь. Примерно в 17-45 очередной 305-мм чемодан настиг "Цесаревич". Иванов, как и большинство находившихся в рубке были убиты или ранены. Причем именно в тот момент, когда корабль совершал энергичный маневр. Переложить руль обратно было уже некому, и "Цесаревич" на полной циркуляции выкатился влево, положив конец организованному бою, так как часть кораблей приняли его действия за осознанный маневр, и последовали за флагманом, а часть пошли прежним курсом, приняв маневр "Цесаревича" за то, чем он и был на самом деле - вынужденный выход из строя.

Дальше еще происходили какие-то события, но я позволю себе остановить описание боя на этом. Принципиальный итог сражения уже определился. Хотя ни одна из сторон не понесла потерь в кораблях, русская эскадра в большей своей части была вынуждена вернуться в Порт-Артур, где и была уничтожена осадной артиллерией японцев.

Таков наиболее распространенный, по крайней мере в нашей стране, взгляд на Сражение в Желтом море. При примерном равенстве сил практически ничейное сражение, где японцам повезло, но везет тому, кто везет, японцы добились двух решающих попаданий, к тому же ситуация складывалась таким образом, что сохранение статуса-кво их более, чем устраивало. То есть очередная неудача русского флота. Который не смог воспользоваться благоприятной возможностью, когда удалось добиться численного паритета. Наиболее ретивые даже утверждают, что в этом сражении русский флот имел чуть ли не превосходство в силах.

Вопрос о соотношении сил принципиальный, поэтому давайте остановимся на нем подробнее. Ну во-первых, никакого материального перевеса русский флот не имел, даже если тупо просуммировать цифирьки. Давайте это и сделаем.

fttable.jpg

Как мы видим, русский флот уступает почти 9 тыс. тонн водоизмещения и больше тонны бортового залпа. А это добрый лишний корабль. Каковой, собственно, у японцев и был - 7 против 6. Тот факт, что у русских больше броненосцев нивелируется тем, что русские корабли в среднем постарше, плюс у нас два броненосца-крейсера - "Победа" и "Пересвет". А это есть нечто среднее между броненосцем и броненосным крейсером.

Mikasa.jpg
Эскадренный броненосец "Микаса". Он был мощнее не только любого из русских кораблей, но и любого корабля в мире, за исключением разве что своих английских собратьев.

Кроме того, японский флот покупался под конкретный ТВД и конкретную задачу, тогда как русский флот не был "заточен" под конкретного противника или конкретный театр. И в данном случае такая универсальность была нам не на руку. Чтобы отследить этот фактор я включил в таблицу информацию о бронировании и запасе угля. В целом, если говорить о бронировании, русский флот был на уровне как технологически, так и количественно. Хотя наши корабли и несут на 3,2 тыс. т. брони меньше, но ведь и кораблей у нас меньше. Реально отставание надо смотреть в колонке % от водоизмещения. Здесь в целом по флоту превосходство противника будет всего 1,3%. Не существенное, но все же отставание. Единственное в чем русская эскадра превосходит японскую, так это в полном запасе угля. Наши корабли, в отличие от противника, приспособлены к постоянному межтеатровому маневру, а броненосцы-крейсера и вовсе создавались не столько для эскадренного боя, сколько для действий на коммуникациях другого потенциального противника России - Англии.

Поэтому даже если смотреть чисто на табличные данные, говорить о численном превосходстве русского флота как то неудобно. Материальный перевес был, но он был у японцев. И таблица отражает не все нюансы. Русская эскадра, как я уже говорил, базировалась на осажденную крепость. Это не могло не отразиться на техническом состоянии кораблей.

2 апреля, во время ответной стрельбы по японским кораблям, бомбардировавшим рейд Порт-Артура сломался станок действовавшего на предельном угле возвышения 305-мм орудия носовой башни броненосца "Севастополь". Новый станок пытались снять с оставшегося на Балтике броненосца "Сисой Великий", имевшего аналогичную конструкцию башен, но выполнить этого до начала блокады не успели. К тому же ствол одного из орудий "Полтавы" был поврежден японским снарядом. Поэтому здоровую пушку "Севастополя" передали на "Полтаву", а поврежденное орудие установили в сломанный станок, чтобы уравновесить башню. Таким образом "Севастополь" к моменту сражения имел лишь 3 действующих орудия главного калибра. Был поврежден и один из станков "Ретвизана". Так же при стрельбе на максимальном угле возвышения. Это орудие не могло действовать на большой дальности. Считай минус полтора орудия главного калибра.

Кроме этого на сухопутный фронт обороны было передано большое количество средней и малокалиберной корабельной артиллерии. В части шестидюймовых орудий недостачу пытались компенсировать за счет поврежденного "Баяна", но всем все равно не хватило. На русских кораблях недоставало по 1-2 таких пушек. Всего же по эскадра недосчиталась 10 152-мм орудий и 83 меньшего калибра.

Наконец, накануне сражения, как я уже упоминал, японцы обстреляли корабли русской эскадры осадной артиллерией. "Ретвизан" получил семь 120-мм снарядов, один из которых, взорвавшийся под водой, проделал в носу корабля пробоину площадью более двух квадратных метров. Корабль принял 500 тонн воды. Ночью пробоину наспех заделали, но не герметично, отчего не удалось откачать воду, а при движении не было гарантии, что передняя переборка выдержит давление.

Добавьте к этому подавляющее превосходство японцев в легких силах, наличие у них резервов в виде присутствовавшего на месте сражения и имевшего огневой контакт с нашими кораблями старого броненосца "Чин-Иен" и подтянувшейся к концу боя "Асамы" и вы получите более или менее объективную картину соотношения сил. Русский флот уступал и уступал существенно. В таких обстоятельствах даже ничья выглядит настоящим подвигом.

Но на ход сражения в Желтом море есть и другой взгляд. У нас, по понятным причинам, он замалчивается, но я все же попробую его сформулировать. Для этого придется прибегнуть к иностранным источникам. Начнем с уже озвучивавшейся здесь цитаты адмирала Тирпица:

В морском сражении близ Порт-Артура Того, положение которого сулило мало успеха, собирался было уже прервать бой, но англичанин, находившийся при его штабе, убедил его держаться дальше, и вскоре затем русский адмиральский корабль "Цесаревич" получил смертельный удар".

То есть с точки зрения не кого-нибудь, а самого Тирпица русские были в шаге от победы. Ибо если бы Того прекратил бой эскадра в полном составе прибыла бы во Владивосток. Со всеми вытекающими последствиями. А почему положение Того в шестом часу вечера 28 июня сулило мало успеха? Вот что по этому поводу думает Энтони Уоттс, автор книги "Русский Императорский флот":

В начале сражения русские добились двух попаданий в Микасу, причинивших серьезные повреждения и большие потери. Японцы не смогли записать на свой счет значимых попаданий в русские корабли, несмотря на огонь всех орудий, начиная с 6-дюймового калибра. Русские корабли оставались фактически неповрежденными. Однако, в 18-00, когда сражение клонилось к концу с преимуществом русских, два 12-дюймовых снаряда поразили Цесаревич и взорвались, лишив корабль управления, и убив всех на мостике, включая адмирала Витгефта. Остальные русские корабли пришли в замешательство и в сгущающихся сумерках японцы прекратили сражение, позволив своим миноносцам провести ночные атаки.

Согласитесь, это несколько иная картина сражения, чем та, что принято рисовать у нас. Особо прошу обратить внимание на одну фразу. "Русские корабли оставались фактически неповрежденными". Во второй фазе боя, когда ввиду снизившейся дистанции огонь был особенно действенным, стороны сосредоточили огонь на флагманах друг друга. Каковы же были результаты этого огня у японцев? По нашему флагману - "Цесаревичу"? Вероятно на нем места живого не было? Шутка ли, перебит весь командный состав. Но гибель Витгефта и Иванова роковая случайность. Хотелось бы более объективных сведений о состоянии корабля. Таковые найдем в монографии Мельникова:

Ничтожны были потери в людях, полностью действовала главная артиллерия, безотказно работали машины, развивая полную скорость...

А вот это уже случайностью быть не может. Почему же "Цесаревич" отделался так легко, несмотря на огонь всего японского флота? Еще одна цитата, на сей раз из книги, обложка которой находится в заголовке поста:

Японские броненосцы выпустили всего 603 12-дюймовых снарядов из которых 279 были бронебойными - и ни один не пробил брони - и 324 фугасных. Более того, начиненные шимозой снаряды "furoshiki" оказались чудовищной ошибкой, по причине их нестабильности, повлекшей разрыв трех стволов 12-дюймовых орудий, лишивших Того почти четверти его огневой мощи на дальней дистанции. Всего японцы добились приблизительно 30 попаданий тяжелыми снарядами, или около 4,7%. Русские броненосцы выпустили 483 10- и 12-дюймовых снаряда (из которых лишь около 5% бронебойных) и записали на свой счет около 20 попаданий, или 4,1%. Хотя японские броненосцы и имели на 24 процента более высокий темп стрельбы, но они и расходовали свой боезапас значительно быстрее, что вынудило Того ограничить расход боеприпасов при Цусиме. Японские броненосцы добились большего количества попаданий, но это не дало им никакого существенного преимущества, поскольку их бронебойные снаряды были неспособны пробить главный броневой пояс на такой дистанции и большое количество начиненных шимозой снарядов сдетонировало преждевременно.

Хорошо, почему русские корабли отделались так легко вроде бы разобрались. Но как на счет японцев? Если русские были невредимы и японцы невредимы, что дает основание говорить, что все шло к нашей победе? А невредимы ли были японцы? Сами они очень не любят говорить о своих потерях. Но вот что видели во время боя с русских кораблей. Далее несколько цитат из уже упоминавшейся книги Мельникова о "Цесаревиче":

По наблюдениям командира "Севастополя", "сойдясь на близкое расстояние, можно было видеть, что на "Микасе" почти все орудия молчали, кормовые части у "Асахи" и "Шикишимы" были разворочены, у "Микасы" сквозная пробоина посередине и около боевой рубки все разворочено, мостик снесен, а над передней частью стоял дым".

...на "Микасе" к концу боя видны были огоньки выстрелов только немногих пушек, по-видимому 6-дюймовых"
(из записки поданной кавторангом Елисеевым с "Выносливого")

У "Микасы" оставались недобитыми лишь две 6-дюймовые пушки с левого борта. Обе 12-дюймовые башни бездействовали и пушки повернуты от нас. (дневник старшего офицера "Полтавы" кавторанга Луконина)

На "Пересвете", видя, что головной японской колонны был уже не способен вести бой (на нем полыхало несколько пожаров, обе башни прекратили огонь и не поворачивались, а из всех бортовых 6-дюймовых стреляла только одна), уже в 17 часов перевели огонь на шедший вторым "Асахи"

Давайте сравним результаты. На русском флагмане действует вся артиллерия, а на японском одна-две да и то шестидюймовых пушки. Есть разница? Того находится в ситуации цугцванга. Он не может допустить прорыва русских кораблей во Владивосток. Но бой на дальней дистанции не наносит русским кораблям особых повреждений. Того снижает дистанцию, но это приводит к тому, что русские бронебойные снаряды начинают причинять существенные повреждения японским кораблям. Удивительно ли, что в такой ситуации он и мог сказать фразу, - "на этот раз они меня побили"? А ведь есть еще фактор наличия боеприпасов. Картина, складывающаяся к пол шестого вечера, нарисованная Мельниковым такова:

Судорожная, почти паническая стрельба японцев по мере сближения кораблей все более утрачивала свою меткость. огонь же наших кораблей, хотя и уступавший в скорости, продолжал оставаться стабильным и методичным. <...> Этот неторопливый, ничуть не ослабевавший огонь все более страшил и нервировал японцев. Их боеприпасы из-за неумеренной скорости стрельбы были на исходе, и тогда последнее слово в бою оставалось за русскими, успевшими израсходовать едва ли треть своих снарядов.

Теперь ясно, почему Тирпиц считал, что положение Того сулило мало успеха? Но постойте, что же это у нас получается? Русский флот, русский императорский флот, действуя в невыгодной ситуации был близок к тому, чтобы нанести поражение превосходящему в силах противнику? Правильно я понимаю? Помешала лишь случайность. Сейчас советские будут глумиться над конструкцией русских кораблей, в частности боевых рубок и превозносить качества никуда негодных японских снарядов, но я легко докажу, что гибель Витгефта и Иванова была именно случайностью. Математически. Потери личного состава на "Микасе" составили 114 человек из них 32 убитыми. Потери на "Цесаревиче" 54 человека из них 12 убитыми. На "Микасе" командовал уже третий по счету капитан - два первых были убиты или ранены и про японские рубки никто плохого слова не скажет. Но Того остался невредим, и довел бой до конца. Ну а нам, увы, не повезло. Вот такой расклад.

Впрочем, давайте вспомним, что темой нашего поста было не сражение в Желтом море(или бой, как его называют у нас, в том числе в Википедии), а конкурентоспособность отечественного ВПК. Прежде, чем сделать окончательные выводы надо отметить еще один важный момент.

Как я говорил в начале поста, следует сравнивать изделия русских верфей только с "лучшими мировыми аналогами". Но были ли японцы лучшими? Как вообще может быть лучшим флот страны, ориентирующейся только на импортные корабли? Ведь все участники сражения с японской стороны были построены за рубежом - броненосцы в Англии, "Якумо" в Германии а "Кассуга" и "Ниссин" в Италии. Будут ли державы продавать хорошие или тем более лучшие корабли?

И поскольку уж мы взяли темой броненосцы, давайте на них и сосредоточимся. В дредноутскую эпоху педантичные немцы вырвали из рук у англичан пальму первенства лучших кораблестроителей. Что несколько бросает тень на английское кораблестроение того времени. Американский порыв остался по сути неоцененным, так как не прошел проверку боем. Но в эпоху броненосцев англичане властвовали безраздельно. Французы дали миру много новых блестящих идей, начать собственно хоть с "Глуара", первого начатого постройкой броненосного корабля. Но при этом наделали и не меньше ошибок. Американский колосс еще не успел расправить плечи. Других конкурентов англичан на горизонте не видно, в лучшем случае остальные ограничились отдельными успехами.

Время постройки последних четырех японских броненосцев совпало с завершением "эры Уайта", - главного строителя английского флота в 1886-1903 годах. Эры, которую у него на родине охарактеризовали следующим образом: он придал английскому броненосцу гордый, чарующий, симметричный профиль, несравнимый с профилями броненосцев других стран и даже: после двух десятилетий нелепых и злосчастных неудач открыл эру кораблей волнующей красоты и мощи.

Впрочем, не сравним с броненосцами других стран был не только чарующий профиль, но и такая приземленная характеристика, как, например, водоизмещение. Английские корабли были просто крупнее конкурентов. Не только русских, что мы уже видели в таблице, а в той же точно мере и всех остальных. Пожалуй крупнейшим из этих самых остальных, если не считать совсем уж устаревших итальянцев был американский "Мэн". Но он водоизмещал лишь 13,700 тонн, да и вступил в строй почти на год позже Микасы!

Причем японские броненосцы, построенные в Англии, были не крошками с британского военно-морского пиршества, а самыми современными и мощными линкорами своего времени. Безо всякого преувеличения. В обоснование своего тезиса мне будет достаточно привести всего два факта.

"Длинной рукой" флота "владычицы морей" в период его наивысшего расцвета были 305-мм пушки 12 inch Mark IX длиной 40 калибров. Их карьера, ввиду скорого вступления в строй "Дредноута" оказалась недолгой, поскольку для этого корабля потребовались еще более мощные 45-калиберные пушки, чья карьера, впрочем, оказалась еще короче. Но Mark IX были установлены на 22 броненосцах первой линии Королевского флота! Самых мощных кораблях своего времени! А где же начало свою службу это великолепное орудие? В японском флоте! Причем на японских броненосцах, вся шестерка которых несла именно эти пушки, они появились за четыре(!) года до поступления на вооружение собственно английского флота!

И второй факт. Изобретение в начале 90-х годов XIX века гарвеевской а затем и крупповской брони революционным образом изменило конструкцию кораблей. Дело в том, что насыщенная большим количеством углерода в ее внешней части цементированная броня(к которой относятся и гарвеевская и крупповская) намного превосходит по сопротивляемости воздействию бронебойным снарядам применявшуюся до этого броню-компаунд. Соответственно для защиты такой броней достаточно гораздо более тонких плит. А конструкторы привыкли использовать более толстые. Например броненосцы типа "Фудзи", хотя и несут гарвеевскую броню, но защищены по старой схеме - их пояс невероятно толстый - до 18 дюймов(более 450 мм)! Но соответственно узкий и короткий. Потребовалось разработать совершенно новую схему бронирования - уменьшить толщину и увеличить площадь. И вот, для следующей четверки японских броненосцев инженером Дж. Мэкроу была спроектирована такая схема защиты, заимствованная потом и в английском флоте.

Вот так вооружали англичане японский флот. Не за страх, а за совесть. Британцы поработали на самураев настолько ударно, что когда им приспела пора строить новую серию броненосцев уже для себя оказалось достаточно адаптировать под свои требования японские проекты. И получился могучий, действительно волнующей красоты и мощи "Формидэбл". Эталонный корабль своего времени.

Formidable
Корабль действительно волнующей красоты и мощи - "Формидэбл". Парадоксально, но не он стал прототипом линейных кораблей для японского союзника, а наоборот! Я специально постарался подобрать фотографии с похожих ракурсов. Найдите, как говориться, 10 отличий.

С таким противником пришлось столкнуться русскому флоту в Желтом море. Такого противника мы чуть-чуть не победили. Лица, ненавидящие РИ, сейчас нам скажут, что "чуть-чуть не считается", что желанная победа существует только в воспаленном воображении старого адмирала. Что японцы достигли того, что им было необходимо, а остальное это не более, чем фантазии.

А я отвечу, - в данном контексте это и не важно. Вы мне скажите другое. Как же это получилось, что если русское кораблестроение помойка, русские адмиралы раззявы а русские моряки не были научены воевать, но русскому флоту тем не менее удалось как минимум на равных выдержать длительный бой с таким сильным противником? Как совместить эти несовместимые вещи? Никак. Остается только замалчивать, а когда это невозможно, делать вид что ничего особенного не случилось.

На самом же деле русские корабли были ничуть не хуже лучших на тот в момент в мире английских. Что они с очевидностью доказали в Желтом море. Так во всем мире русское кораблестроение и воспринимают. В чем то оно было впереди, где то отставало. Но в целом абсолютно на равных. Вот как проанализирован кораблестроительный аспект в книге из заголовка. Причем не по итогам сражения в Желтом море, а по результатам всей войны:

cit1.gif

Видим спокойный, без взвизгов, анализ преимуществ и недостатков той или иной школы кораблестроения. Но в целом вывод может быть только один. Россия, будучи органичной частью "первого мира", строила вполне современные и конкурентоспособные корабли. Иного вердикта мы вынести не можем. А вот относительно "самобытного" советского ВПК еще будем посмотреть.
Tags: ВПК, Российская империя, Россия, Сражение в Желтом море, броненосцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1143 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →