oldAdmiral (oldadmiral) wrote,
oldAdmiral
oldadmiral

Category:

101. Widowmaker по-советски - 1

Эта пушка - шедевр
в проектировании
артиллерийских систем.
И.В.Сталин


sgrzis3.jpg
В англоязычных странах существует традиция называть неудачные типы оружия "widowmaker", что в буквальном переводе означает "делатель вдов". Ну например такое неофициальное название носил бомбардирощик B-26 Marauder. Но что американцы с их потерями в двух последних мировых войнах могут знать о widowmaker-стве? И что тогда можно сказать о технике такой страны, как СССР, потерявшей только по официальным данным 8-11 млн. человек? Странно, но советские историки, как правило оценивают свое оружие только в превосходных степенях. Не избежала такой оценки и дивизионная пушка ЗиС-3, составившая, раз уж мы занялись заимствованиями из английского, становой хребет советской артиллерии во Второй мировой войне.

Прежде, чем говорить о собственно ЗиС-3 давайте совершим небольшой экскурс в историю, и посмотрим откуда героиня нашего сегодняшнего обсуждения есть пошла. Появление скорострельных пушек в конце XIX века связано с изобретением бездымного пороха. До этого батареи полевой артиллерии после каждого залпа окутывали облака плотного белого дыма, что обессмысливало всякие попытки увеличить техническую скорострельность орудий. Поворотным моментом в появлении скорострельной артиллерии считается создание знаменитой французской пушки Canon de 75 modele 1897. Как явствует из названия на вооружение ее приняли в 1897 году. Эта пушка сочетала в себе все элементы скорострельного орудия: унитарные патроны, снаряженные бездымным метательным порохом, поршневой "четвертьавтоматический" затвор, выбрасывавший при открывании стрелянную гильзу, гидропневматический механизм, включающий тормоз отката и накатник, позволяющий вести огонь без прицеливания после каждого выстрела. Эти решения позволяли 75-мм пушке делать 15 выстрелов в минуту. В случае необходимости на коротком временном отрезке этот показатель мог быть еще выше, теоретический максимум - 30 выстрелов в минуту - цикл отката/наката орудия составлял 2 секунды.

75mm1897.jpg
Что все эти характеристики значили на практике? Это очень просто пояснить. Шрапнель 75-мм пушки снаряжалась 290 пулями. Таким образом батарея из четырех орудий могла выпустить по цели 4х15х290=17,400 пуль за единственную минуту! Вам бы хотелось, после всего этого, попасть под прицельный огонь батареи 75-мм скорострельных пушек? Называя вещи своими именами, находиться на открытом пространстве под огнем новой скорострельной артиллерии стало невозможно.

Французы, изучив тактические возможности этой новой пушки, пришли к выводу, что она будет командовать полем боя, и другие орудия в армии попросту не нужны. Конечно, шрапнель обладала ничтожным пробивным действием, от нее можно было укрыться чуть ли не за листом фанеры. На этот случай в боекомплекте 75-мм пушки была граната с контактным взрывателем. Она могла поражать пехоту за легкими укрытиями - изгородями, кустарником, в деревянных домах и т.п.

А как же более серьезные укрытия, окопы, блиндажи, спросите Вы? Для их сооружение требуется время. Пока противник будет копать свои окопы французские дивизии, вооруженные скорострельной пушкой, вес которой составлял всего 1,554 кг, обойдут их фланги и решат тем самым судьбу кампании там, где это будет целесообразнее. Таковы были соображения стратегов на рубеже XIX/XX веков.

Аналогичной французской пушкой обзавелась и русская армия. Это была Трехдюймовая скорострельная пушка образца 1900 года. Ей на смену быстро пришла более совершенная модель 1902 года, которой была уготована долгая и славная карьера.

Однако казавшаяся безграничной боевая мощь новых пушек заставила видоизменять тактику боя, что постепенно свело их преимущества на нет и выявило неочевидные сначала недостатки. Первой серьезной проверкой для новой скорострельной артиллерии стала Русско-японская война. Поскольку новые пушки считались орудиями на все случаи жизни, то одной из решаемых ими задач должна была стать борьба с артиллерией противника. Скорострелки поначалу легко справлялись с этой задачей, выкашивая шрапнелью орудийную прислугу. В ответ на это пушки обзавелись щитами, которые более или менее надежно защищали по крайней мере наиболее ценных членов рассчета - командира и наводчика. Но это было промежуточным решением. Более кардинально снимала проблему стрельба с закрытых огневых позиций, которую ввели в практику русские артиллеристы.

Увы, этот прием обнажил некий парадокс. Чем мощнее была пушка(чем выше начальная скорость снаряда), тем менее она подходила для стрельбы с закрытых позиций. А русская пушка была весьма мощной. И первая, пусть и негромкая критика в ее адрес прозвучала уже во время Русско-японской войны. Дело в том, что пушки обладают хорошей настильностью стрельбы. То есть снаряд достаточно долго сохраняет траекторию, близкую к прямой. Если мы стреляем прямой наводкой это очень хорошо. Тем легче нам будет прицелиться. Если же мы стреляем из-за укрытия это не всегда здорово. Ибо если враг рядом, нам, наоборот, надо, чтобы снаряд побыстрее свалился ему на голову. А он, вместо этого, улетает в небеса.

В принципе эта проблема решаемая. Можно, например, разместить батареи подальше в тылу. Правда в этом случае они, видимо, не смогут стрелять по неприятельской артиллерии. Как, впрочем, и она по ним. Кроме того шрапнельный снаряд разрывается на некоторой высоте над землей, чтобы обеспечить оптимальный разлет пуль, что тоже облегчает стрельбу с закрытых позиций. Поэтому в целом по опыту Русско-японской войны скорострельная артиллерия получила в высшей мере положительную оценку.

Правда выяснилось, что она все же не сможет решать все возникающие в бою задачи. Уж слишком незначительной оказалась ее разрушительная сила даже против легких оборонительных сооружений. К сооружению которых все в большей степени стали прибегать войска, чтобы защитить себя от огня скорострельных пушек и пулеметов. Правда французские теоретики не придали этому значения, считая, что их превосходные войска под управлением инициативных генералов смогут обойти любые укрепления с флангов. Немцы и русские сделали из войны другие выводы. Они решили, что полевую артиллерию следует обязательно усилить орудиями с более тяжелым снарядом, к тому же способную забрасывать его по более крутой траектории - гаубицами. Германцы придали каждой своей дивизии наряду с 54 77-мм пушками три батареи по шесть 105-мм гаубиц. Положив начало тенденции, приведшей к закату недолгой эры доминирования скорострельных пушек. Русские не успели провести все задуманные реформы в жизнь, однако каждый русский корпус все же получил две шестиорудийные батареи 122-мм гаубиц.

Следующей на повестке дня стояла Первая мировая война. Она полностью перевернула взгляд на полевую артиллерию. Быстро выяснилось, что скорострельные пушки, наряду с пулеметами, сами уничтожают свое господство. Их огонь был настолько эффективен, что практически обессмыслил открытые атаки. Оборона превзошла нападение. Следствием чего стала возможность надежно обороняться малыми силами. Фронт растянулся. Фланги исчезли. Первоначальный порыв маневренной войны погас. Целей для скорострельной пушечной артиллерии не осталось.

Несмотря на то, что слабость 75-77-мм дивизионных пушек была советскому руководству, по его же собственным словам(ведь это давало возможность покритиковать "проклятый царизм") ясна, улучшить ситуацию в межвоенный период практически не удалось. Советы пытались ввести в состав дивизионной артиллерии гаубичный полк, вооруженный 122- и даже 152-мм гаубицами, но возможностей промышленности с очевидностью не хватало для покрытия потребностей в таких орудиях во время войны и гаубичный полк из дивизии убрали. Трехдюймовую пушку пытались заменить куда более совершенной и мощной 107-мм, что не только поставило бы советскую дивизионную артиллерию в один ряд с артиллерией других развитых стран, но и дало бы ей определенное преимущество. Однако затея не увенчались успехом. Поэтому основные усилия по совершенствованию дивизионной артиллерии в межвоенный период оказались направлены на... поверхностную модернизацию 76,2-мм пушек. Касавшуюся главным образом увеличения дальности стрельбы. Поскольку отказаться от старого унитарного патрона и запустить в производство новый, с более тяжелым снарядом и объемной гильзой, советская экономика позволить себе не могла, работы шли по нескольким направлениям. Во-первых, в существующую гильзу можно было втиснуть чуть больше метательного пороха. Во-вторых, можно было облагородить форму снаряда с аэродинамической точки зрения. Правда это привело к некоторому снижению веса, а следовательно и без того небольшой мощности. В-третьих, можно было увеличить угол возвышения. Наконец, можно было удлинить ствол. Все эти мероприятия были претворены в жизнь. На бумаге советские трехдюймовые пушки соответствовали дивизионной артиллерии развитых стран если не по мощности боеприпаса, то по дальности стрельбы.

В полной мере это касается и героини нашего рассказа - созданной в начале войны ЗиС-3. Ее паспортная максимальная дальность стрельбы составляла 13,290 метров. Это существенно больше, чем у основного орудия дивизионной артиллерии немцев, 105-мм гаубицы leFH.18(10,675 метров). Беда в том, что усилия конструкторов, народные деньги, а главное время были потрачены впустую. Вести огонь на большую дальность эти пушки оказались не в состоянии. При настильной траектории любое вертикальное препятствие, будь то холмы, лес, здания и т.п. давали значительную "тень", надежно защищавшую от полого летящих снарядов. Это не говоря об окопах и других полевых укреплениях. Кроме того при настильной стрельбе увеличивалось рассеяние. Но главное, незначительная мощность разрыва не позволяла наблюдателям корректировать огонь. Даже с самолета. А работать по площадям без корректировки при таком боеприпасе было бессмысленно.

То есть "улучшенная" баллистика новых пушек не только не дала нашей дивизионной артиллерии никаких преимуществ, но даже и ухудшила ситуацию. Причем это было ясно априори. Например французы, имевшие на вооружении своих полевых войск лишь 75-мм пушку столкнулись с проблемой поражения укрытых целей еще в первые месяцы ПМВ. Гаубиц у них не было никаких. Поэтому они вынуждены идти на такие сомнительные шаги, как например "диски маландрена". Это такая штука, которая одевалась на головную часть 75-мм снаряда, чтобы погасить его скорость за счет увеличения аэродинамического сопротивления. Пусть и ценой увеличения рассеяния. То есть дорабатывать пушки пришлось не в сторону увеличения, а уменьшения дальности стрельбы! В русской армии, пусть и в небольшом количестве располагавшей гаубицами, таких проблем не было, но тем не менее нарекания в адрес трехдюймовки за слишком настильную траекторию, как я уже говорил, высказывались еще во время Русско-японской войны. И несмотря на это все свои усилия советские конструкторы сосредоточили именно на придании этой траектории еще большей настильности. Ну не абсурд ли?

В итоге новые советские трехдюймовые дивизионки сдали позиции даже там, где была сильна русская трехдюймовка -огонь по переднему краю и ближайшему тылу противника. Проблема легко решалась введением раздельного заряжания. Так, например, поступили немцы с немногими оставшимися от Первой мировой войны 77-мм дивизионными пушками - перестволили в целях унификации на 75-мм калибр, и ввели раздельное заряжание. Падение скорострельности при этом никакой роли не играло. По одной простой причине. Если к началу Первой мировой войны на один батальон имелось по 1-2 пулемету, и скорострельные пушки играли значительную роль в отражении атак противника, то ко Второй мировой войне батальон имел уже десятки пулеметов, и это не считая автоматов. Пехота вполне могла защитить себя сама. Однако советское руководство с маниакальным упорством(или по крайней бедности) цеплялось за русский патрон. Хотя бы потому, что этих патронов были огромные запасы еще с Первой мировой.

Помнится в одной из дискуссий, посвященных теме снарядов меня пытались высмеять, что никаких орудий царских времен в советской армии не осталось, были лишь орудия старых моделей, но выпущенные уже при советской власти. Не говоря уж о снарядах. Снарядов, мол, с тех времен не могло сохраниться по определению - вышел срок хранения пороха. Для противовеса такой точке зрения приведу отрывок из воспоминаний главного конструктора ЗиС-3 Грабина. Он описывает эпизод с отказом на испытаниях затвора одной из предшественниц ЗиС-3 - пушки Ф-22:

Но почему же на полигонных испытаниях, которых было очень много, и на войсковых затвор копирного типа работал безотказно? Решили изучить стрелянные гильзы и патроны. Выяснилось, что это французские патроны; они были доставлены в Россию еще в 1915 году и лежали на складах в течение 22 лет. Срок большой, но в артиллерии длительность хранения боеприпасов была установлена в 25 лет, и даже после этого они должны служить безотказно.

<...>

Я доложил Воронову: патроны некондиционные, они не позволяют объективно судить о работе полуавтоматического затвора. Надо заменить нормальными, кондиционными.

- Но в армии французских патронов столько, что на учебных стрельбах не израсходовать, - ответил Воронов. - Что же прикажете их выбросить? Нет, пушки нужно испытывать этими патронами.

- Было бы правильнее их забраковать, а гильзы пустить на переплавку, - заметил я, - Во время войны такие патроны создадут нашим артиллеристам большие трудности.

- Вашу просьбу удовлетворить не могу. Если вы не уверены в своих пушках, могу прекратить испытания.


Как мы видим, советская армия не готова отказаться не то, что от старых запасов артиллерийских снарядов, созданных при Царе, но даже и от такого их подмножества, как французские поставки, составившие для трехдюймового калибра менее 1/5 от общего количества.

Вообще мнение о советском новоделе у военных, которым предстояло на нем воевать, было примерно такое(из того же Грабина):

Ваша пушка Ф-22 никуда не годна, и нам она не нужна. Вот трехдюймовая образца 1902 года очень хороша, такую пушку и давайте нам, а то черт знает что даете!

В целом, подводя итог деятельности советских "стратегов" можно сказать, что трехдюймовая пушка была ими фактически вытеснена на прямую наводку для работы по переднему краю противника, без каких-либо реальных альтернатив. Что повлекло за собой понятные последствия в плане, например, жизненного цикла этих орудий. О чем несколько позже. В то время как в других ведущих странах 75-77-мм дивизионная пушка исчезла с вооружения как устаревшая.

На этой мажорной ноте позвольте и завершить первую часть повествования. Вообще то я все время ставлю себе цель писать более короткие тексты. Однако выходят они все более и более длинными :). Не знаю уж почему. Дело дошло до того, что вчера я несколько часов потратил на то, чтобы ужать текст. Как оказалось в ЖЖ есть ограничение на размер публикации - 65,535 байт. И хотя весь текст занимал чуть меньше 40 тысяч знаков вместе с html-тегами, система его принять отказалась. После зверской цензуры мне удалось ужаться до 34 с чем то тысяч, но результата это не принесло. Ну вот я и решил дальше себя не мучить, а разбить текст на две части. Поэтому продолжение следует.
Tags: Грабин, ЗиС-3, Сталин, артиллерия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 486 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →