oldAdmiral (oldadmiral) wrote,
oldAdmiral
oldadmiral

Categories:

73. Стессель и Макартур

В прошлом посте я намеренно обошел вопрос о собственно сдаче Порт-Артура. Собственно именно ее многие называют позорным эпизодом, увенчавшим героическую оборону. И связывают с личностью генерала Стесселя. Усматривая в этом несомненный признак порочности РИ. Не добавляет руководству РИ авторитета и суд над генералом. Сначала назначили Стесселя, потом судили. Если он был так плох, зачем было назначать? Не явился ли суд неумелой попыткой спихнуть на Стесселя ответственность в условиях начавшейся революции? Есть много вопросов. Но чтобы нам не барахтаться в вакууме, продолжим аналогию, и взглянем поподробнее личности командующих Порт-Артуром и гарнизоном Филиппин.





Только теперь будем придерживаться хронологии. То есть Стессель. Для начала следует дать оценку собственно капитуляции крепости. Сколь долго мог бы продержаться Артур, не сдай его Стессель?

Вся осада Порт-Артура прошла три довольно четко разделимые фазы. Закончив перегруппировки (2-я армия, сбившая гарнизон с Цзиньчжоуской позиции, и оттеснившая его с кобственно крепости переброшена на Манчжурский театр, а осада поручена 3-й армии), обустроив свой тыл (порт Дальний) японцы сразу решаются на штурм. Вообще японцы очень тщательно, если не сказать фанатично перенимали и внедряли в своей армии опыт европейцев. До поражения Франции в Франко-прусской войне 1870-71 гг. это был опыт французский, после, как нетрудно догадаться, германский. Однако при всем при этом японцы чрезвычайно самолюбивы и националистичны. До сих пор, кстати. Ужиться иностранцу в Японии непросто. Тут еще и первые успехи (Тюренчен, Цзиньчжоу, Вафангоу) вскружили им голову.

Настроение в армии было примерно такое, - европейцы, шмевропейцы. Они слишком надеются на свою технику. Хорошо, мы переняли их технику, и научились ею пользоваться лучше европейцев. Но чего у "белых чертей" никогда не было и быть не могло, так это японской храбрости. Сейчас мы покажем как НАДО брать крепости. Без особой подготовки. Штурмом.

Справедливости ради надо сказать, что храбрость японцы показали. Штурм, как мы помним из прошлой ветки, обошелся японцам по разным оцекам от 15 до 25 тысяч убитыми и ранеными. Применительно к примерно 50-тысячной тогда армии это значит до 50% потерь. То есть убили или ранили всех. Без преувеличения. Остались обозные, артиллеристы, денщики, писаря, кашевары... В частях, бывших в резервах кое-кто остался. Но в общем в строевых частях по существу не осталось никого.

Однако не следует думать, что русские сидели в окопах и как куропаток расстреливали из пушек и пулеметов, идущих в атаку японцев. Характерная черта этого и ВСЕХ последующих штурмов (кроме третьего) - японцы атакуют и занимают важные позиции, русские резервы штыками выбивают их оттуда. Японцы собираются с силами и опять атакуют. Все повторяется снова. И снова. Пять раз, семь... Наконец или у японцев больше не остается резервов или у русских. Такова наиболее типичная картина боевых действий под Артуром. Уяснить себе этот момент очень важно для дальнейшего понимания происходящего. Важно потому, что такие боевые действия ведут к большому расходу личного состава обеими сторонами.

Итак, первый штурм отбит. Японцы понимают, что погорячились. Ноги подтягивает тяжелую артиллерию, тянет к русским позициям траншеи. Хотя русские пока обороняются на вынесенных вперед относительно основной линии обороны, импровизированных укреплениях. Я думаю укрепления, построенные нашими инженерами под Ляояном были куда сильнее. То есть речь идет фактически о противобортсве двух армий в условиях полевой войны, из которых одна армия, зарывшись в землю обороняется. При этом обе армии быстро истощают свои силы. Вся разница в том, что японцы могут эти силы восстанавливать.

Постепенно борьба перетекает во вторую фазу. Японцы быстро совершенствуются в искустве осады, пополняют свой осадный парк, начинают минную войну. Русские уже не могут держаться на импровизированных укреплениях и отходят на линию долговременных сооружений. Это позволяет на какое то время сократить потери.

Но вот линия долговременных укреплений прорвана. Борьба как бы возвращается к своей первой фазе - русские снова обороняются на временной, наспех созданной линии обороны. Только соотношение сил уже другое. И противник другой. Искушенный в осадной войне, оснащенной в достатке тяжелой артиллерией.

В таких условиях возникает закономерный вопрос. А могли ли защитники крепости продолжать оборону? Могли ли выдержать еще один штурм? Для меня остается загадкой, почему японцы, завладев фортами No II и III сразу не штурмовали крепость. На мой взгляд успех был бы несомненен. Видимо русские уже столько раз нарушали казалось бы совершенно надежные планы японцев, что они уже отчаялись взять крепость ;). А может быть им просто нужна была небольшая пауза для перегруппировки и сосредоточения.

Точкой зрения, которая является чуть ли не общепринятой, является та, что с гибелью Кондратенко в крепости не осталось энергичного командира. Что Кондратенко непременно контратаковал бы и отбил, как это не раз и не два бывало в ходе осады в других местах, потерянные форты No II и III и восстановил бы линию обороны. Допустим. Допустим ему бы удалось, где то изыскав резервы, отбить наполовину разрушенные форты. И что бы это дало? Японцы атаковали бы еще раз. И еще. Столько сколько нужно. А вот резервов у гарнизона уже не было. Это показала еще сдача горы Высокой во время четвертого штурма. Когда Кондратенко был еще жив.

То есть к концу декабря гарнизон полностью исчерпал свои силы. 17 тысяч измотанных непрерывными боями и работами при скудном питании солдат занимали более чем 15-километровый фронт перед лицом 100-тысячной армии противника, изобильно снабженной всем необходимым для осады.

Так что это еще большой вопрос, что лучше. Сдаться так, как это сделал Стессель, когда гарнизон остался непобедимым. Или если бы крепость пала во время японского штурма, в условиях неизбежного хаоса, потери контроля, всяких неблаговидных поступках, неизбежных в моменты кризиса. Не говоря уже о бессмысленных потерях гарнизона и гражданских.

Возможно на это Вы скажете, допустим, но за что тогда Стесселя судили? Ну сдача крепостей это конечно не то, к чему готовятся и для чего служат военные. Это в любом случае ЧП. Сверх этого Стессель сделал одну очень большую ошибку. Он собрал военный совет. И этот совет высказался, почти единогласно, против сдачи. В принципе у командующего осажденной крепостью практически неограниченная власть. И неограниченные полномочия. Но если уж ты созываешь военный совет, надо видимо согласиться с его решениями. Формально это нигде не прописано, но собрать в такой щекотливой ситуции военный совет и поступить вопреки его воле это как раз то, от чего командующий должен воздерживаться всеми силами. Разбирательство в такой ситуации неизбежно.

Наверно Стесель был не лучший генерал в истории человечества. Война это такое ремесло... трудно заранее подобрать генералов. Это относится ко всем армиям мира всех времен. Ниже мы увидим, как с этим обстояло у американцев :). Тем более подобрать на такую незавидную роль, как безнадежная оборона окруженной с суши и моря крепости. Когда у всех подвергаются испытанию такие качества, как стойкость, верность своему долгу, не говоря уж о храбрости. О том, что испытывает в таких условиях командующий, несущий за все ответственность, остается только догадываться.

Говорю это не в оправдание Анатолия Михайловича, а просто чтобы верно представлять условия, в которых он находился. Наверно с формальной точки зрения он совершил преступление. Которое не могло быть не замечено судебной системой РИ. Закон есть закон. По букве закона Стессель оказался преступником, и получил наказание. По совести, по духу, его преступление под большим вопросом. Опозорил ли он Россию, или спас от еще большего позора... это как минимум предмет для спора. Если в данном случае вообще имеет смысл вести речь о позоре. Поэтому Николай II и скорректировал излишне формальное решение суда. В полном соответствии, кстати, с законом. История получила наиболее логичное разрешение.

Давайте теперь посмотрим как обстояло дело по другую сторону океана, в наиболее правовом и демократическом обществе мира на тот момент. Так по крайней мере нас уверяют. Командующим американским гарнизоном Филиппин был генерал Дуглас Макартур. Как мы видели из прошлого поста, особых лавров американцы в этой кампании не снискали. Но какова была роль Макартура?

Не будем разбирать здесь его конкретные решения с точки зрения стратегии. Оценку им дало завершение кампании. Я думаю по пятибалльной системе это не выше двойки. То есть при имеющихся исходных данных хуже откомандовать было непросто. Вопрос в том, КАК командовал Макартур. Свой штаб он развернул в уже упоминавшемся тоннеле Малинта. Это сооружение проходило под многометровой толщей одноименного холма на оствове Коррехидор. В двадцати километрах от фронта. Сюда не долетали звуки рвущихся на Батаане снарядов и падающих бомб. Собственно они не долетали бы даже рвись эти бомбы у Макартура над головой :). При этом заканчивал свои доклады в Вашингтон Макартур фразой, - "из блиндажа на Батаане". На Батаане он побывал один раз. Для приличия встретился с фактическим командующим обороной полуострова - генералом Уэйнрайтом. Процедура заняла несколько минут. И это за ЧЕТЫРЕ месяца. Но дальше началось еще интереснее. Вот как описано следующее действие американского командующего в книге Игоря Можейко "Западный ветер - ясная погода":

Более всего Макартур боялся попасть японцам в плен. Поэтому когда, по его мнению, до начала японского наступления времени не осталось, он принял неожиданное для всех, включая Вашингтон, решение. Он забрал семью, которая была с ним на Коррехидоре, ближайших своих помошников, и глубокой ночью 10 марта на торпедном катере умчался из крепости. На острове Минданао он пересел в бомбардировщик Б-17 и оказался в Австралии, откуда сообщил всему цивилизованному человечеству: "Президент Соединенных Штатов приказал мне прорваться сквозь японские линии обороны и проследовать из Коррехидора в Австралию с целью, как я понимаю, организации американского наступления против Японии".

Можете ли Вы себе представить, что Стессель бросил вверенные ему войска, и под покровом темноты умчался на миноносце в Чифу? Возможно это наговор. Макартур не был большим другом Советского Союза, а Можейко издал свою книгу при советской власти. Тем более, что в статье про Макартура в Википедии утверждается, что приказ об отзыве Макартура существовал. Допустим.

Но кроме всего прочего Макартур носил титул фельдмаршала филиппинской армии. И фактически объединял в своих руках посты главнокомандующего филиппинской армией и министра обороны. И вот фельдмаршал бросает свою армию. Кстати вступая на этот пост Макартур уволился из американской армии. Какое право имел президент США отзывать его? Ведь формально Макартур подчинялся президенту Филиппин Мануэлю Кесону. Что то заставляет думать, что версия, изложенная Игорем Можейко куда ближе к действительности :).

Оценка деятельности Макартура последовала молниеносно. Но она была совсем не такой, как вы моголи бы подумать, если не знаете, как было на самом деле :). Не успели еще отгреметь залпы над полуостровом Батаан и Манильским заливом, как нашего героя нашла награда.

Награждается почётной медалью Дуглас Макартур за отличную подготовку филиппинского острова к противостоянию завоеванию, за храбрость и неустрашимость, за борьбу против японских оккупационных сил, и за героическое поведение в оборонительных и наступательных операциях на полуострове Батаан. Он мобилизовал, обучил армию, которая получила всемирное признание за свою доблестную оборону против огромных превосходящих вражеских сил. За его полное пренебрежение личной опасности в большой огонь и бомбардировки с воздуха.

Только вы не думайте. Почетная медаль это ни что иное, как Congressional Medal of Honor. Американский аналог ордена почетного легиона. Высшая награда США. С 1861 года этой медалью награждено 3,448 человек. Из них 618 посмертно. В том числе за Вторую мировую CMoH удостоились всего то 464 человека!

Помнится в свое время автор получил такую за успешное выполнение боевых миссий на секретном истребителе F-19 :). Шутка. Впрочем нет уверенности, что Макартур заслужил ее больше ;).

В официальной истории США есть несколько нестыковок, никак не укладывающихся в праздничную сказку о смелом и свободолюбивом народе, отвоевавшем независимость и осуществляющим свою власть на основании конституции, которой уже больше двухсот лет. Самая главная из них, это убийство президента Кеннеди. Вот так взяли, и убили, и не сочли нужным рассказать народу, по легенде чуть ли не выбирающему президентов, кто убил и за что. Типа не по уму :).

История с Макартуром из этого ряда. Кто был этот человек, решающий за президента, какие приказы ему отдавать? И получающий за провалы высшие награды? Видимо этот человек представлял те круги, которые ДЕЙСТВИТЕЛЬНО управляют Америкой. Не президенты, выбираемые из цветных или голливудских актеров, которых можно убрать без объяснения причин, а вот такие люди управляют Америкой, да и всем миром. Вглядитесь в это лицо. Светиться они не любят :). Ковбойство закончилось.



Настала пора делать выводы. А собственно зачем? Что тут надо еще комментировать? Да и надоел наверно уже я со своими выводами. Сделайте их сами. Перед вами два примера, как обстояли дела с генералитетом в двух могущественных державах своего времени. Как велись ими дела. С одной стороны гнилушка Российской империи, где безвольный Царь внимал нашептываниям пьянствующих знахарей. С другой столп свободы, флагман всего прогрессивного человечества. Страны принято, конечно, сравнивать по их лучшим достижениям и представителям. Но иногда очень полезно взглянуть и на тех, кого считают худшими. Впрочем в Америке Макартура худшим не считают. У них он очень даже ничего.
Tags: Макартур, Российская империя, США, Стессель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 94 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →