oldAdmiral (oldadmiral) wrote,
oldAdmiral
oldadmiral

Categories:

56. Эсминцы и эсминцы

Во время развернутой дискуссии в ветке No 52 с неким информированным анонимом (я догадываюсь кто бы это мог быть, но аноним так аноним, лишних пол-очка в мою пользу ;)), всплыла тема о сравнении русской и советской судостроительной промышленности. Мой оппонент пишет:

СССР построил гигантский завод в Северодвинске и собирался аналог на ДВ соорудить, а некий промежуточный вариант в виде завода в комсомольске соорудил. Результат известен - эсминцы и крейсера строили крупными сериями, ПЛ - сотнями. России это не снилось - что кроме 7 линкоров соорудили? ни одного крейсера из 8, и половину из 50 эсминцев. Вы тщательно давите на самый класс - капиталшип. А давайте посмотрим объем военного судостроения в тоннах в России и СССР и что получится?

Хорошенькое дело. Еще можно сравнить в тоннах выпуск проката или аллюминия. С 1913-м годом. В поединке с картонным чучелом РИ, СССР действительно смотрится убедительно. А если взять за точку отсчета 862-й год, советский прорыв будет еще зримее :). Давайте однако спустимся с небес на грешную землю, и поговорим на эту тему подробнее. Тем паче, что в последней ветке спор опять привычно перескочил на сравнение России и СССР. Что же, приятная тема, почему бы и не развить.

И выберем для предмета сегодняшнего разговора, как вы уже догадались из названия, эсминцы. Действительно, одним из главных и широко разрекламированных успехов советской судостроительной промышленности перед войной было создание большой серии эсминцев проектов 7 и 7У. Всего с 27 ноября 1935 года, когда был заложен "Гневный" по 30 ноября 1942-го, когда в строй ТОФ вошел "Редкий" удалось построить 46 кораблей. Еще 7 достроить не смогли. Очень приличная серия довольно современных кораблей. За указанный период СССР, таким образом, уступал лишь США, Англии и Японии. И был примерно на уровне Франции и Италии. Опережая Германию. Это количественно, качество пока не берем. И это только эсминцы, в линкорах, авианосцах, крейсерах отставание СССР было огромное от всех перечисленных стран. Включая и Германию.

Теперь что у России. Если отбросить стоящий особняком "Новик", который был во многом опытным и очень передовым по своему времени кораблем, то с 20 сентября 1912 года, даты закладки "Беспокойного" по 14 декабря 1917 года, когда флоту был сдан "Каперанг Миклуха-Маклай", вошло в строй 29 кораблей этого класса. Еще 6 эсминцев, находившихся в высокой степени готовности, достроили после революции, 17 других так и не достроили.

С формальной точки зрения, 46 эсминцев за 7 лет это 6,5 штук в год. 29 за 5 лет это 5,8 штук в год. Единственная разница состоит в том, что для России из этих 5 лет и 2 месяцев лишь менее двух лет падают на мирное время, причем 9 месяцев осуществления программы пришлись на период после Февральской и даже Октябрьской революций. А у СССР из 7 лет 5,5 лет вышли мирными! И при этом Россия поддерживала почти такой же темп строительства, как и СССР. Это если говорить об общем темпе. Сами корабли строились в России гораздо быстрее. Например заложенный в июле 1915-го "Азард", вступил в строй в ноябре 1916-го! В СССР за всю его историю корабли основных классов строились ли столь быстро? Мне о таких ничего не известно. При этом "семерки", как обычно называют эсминцы проектов 7 и 7У, строились от 3-х до 6-ти лет. Редчайшие единицы за 2,5 года.

Если смотреть в относительных цифрах, то Россия уступала по темпам строительства эсминцев Англии и Германии. В конце войны проснулся американский колосс, но Россия к этому времени уже сошла со сцены, после февраля 1917-го темпы работ резко упали. Франция, Италия и Япония отставали.

С учетом всех перечисленных факторов, можно констатировать, что даже в области строительства эскадренных миноносцев, ко Второй мировой СССР далеко еще не вышел на те позиции, которые Россия занимала к Первой мировой. Надо вспомнить еще и о том, что не считая 6 лидеров типа "Ленинград" и ряда единичных кораблей, СССР кроме "семерок" ничего и не имел, а у России и кроме "новиков" эсминцев было много. К началу ПМВ их числилось в составе флота 116 штук. У СССР к началу ВОВ был 51 корабль этого класса, включая 17 "новиков". Это если брать чистое количество. Теперь настало время поговорить и о качестве.

Free Image Hosting at www.ImageShack.us

К началу первой мировой войны флот Российской Империи качественно приблизился к мировым стандартам кораблестроения. И одним из выдающихся достижений русских технологов, инженеров и кораблестроителей стали превосходные для своего времени эскадренные миноносцы типа «Новик».

Благодаря своим высоким мореходным и маневренным качествам, большой автономности, сильному артиллерийскому вооружению и приспособленности к минным постановкам, они решали самые разнообразные задачи: разведку, дозорную службу, нарушение коммуникаций противника, набеговые операции на порты базирования, охранение собственных конвоев и транспортов.


Так характеризует последние русские эсминцы в своей книге "Эскадренные миноносцы типа "Новик" в ВМФ СССР. 1920-1955 гг." Л.В.Лихачев. Еще дальше идет А.Чернышев, который в монографии "Новики. Лучшие эсминцы Российского Императорского флота" пишет следующее:

Можно уверенно сказать, что "Новик" - стал аналогом "Дредноута" среди миноносных кораблей. Сам "Новик" был настолько удачным кораблем, что конструктивные доработки проекта привели к массовой постройке и к возникновению шести "серий" этого типа. <…> Новики были просто лучшими в своем классе.

Первое, впрочем, преувеличение. "Дредноутами" в своем классе "новики" конечно не стали. Поскольку явно не обесценили предыдущие эскадренные миноносцы, как "Дредноут" обесценил существовавшие до того линкоры. А вот лучшими среди себе подобных безусловно были. И оказали огромное влияние на развитие класса эскадренных миноносцев в мире.

Оказали ли какое либо влияние на мировое кораблестроение "семерки"? Конечно нет, поскольку являлись творческой переработкой итальянского эсминца "Маэстрале", начатого постройкой в 1931-м году. И став, таким образом, порождением концепций, обладавших умами конструкторов в начале 30-х годов, - за 10 лет до войны.

А концепции эти, с учетом итальянской специфики гласили, - скорость и огневая мощь. Сверхскоростными кораблями "семерки", учитывая качество исполнения итальянских решений (в свою очередь отнюдь не самых прогрессивных) на советской производственной базе не стали. Как кстати не стали и их итальянские прототипы. Да этот параметр и оказался в условиях реальной войны третьестепенным. А вот огневой мощью обладали очень солидной. Естественно тягаться с английскими "Трайблами", японскими "Фубуки" или французскими "Ле Арди" наши семерки не могли. Но смотрелись к началу войны не хуже среднего эсминца флотов ведущих держав это уж точно. Правда русские "новики" превосходили своих современников в этом компоненте настолько, что даже к концу ПМВ, когда уже и России никакой на сцене давно не было, редкий эсминец смог бы превзойти их в артиллерийской дуэли.

Вся беда в том, что огневая мощь оказалась практически единственным козырем советских эсминцев. И этот козырь остался войной практически не востребованным. А у "новиков" подавляющая огневая мощь была лишь одним из многих достоинств.

Ахиллесовой пятой седьмого проекта была малая прочность корпуса. Итальянцы, для достижения превосходства в скорости хода, чему они традиционно придавали решающее значение, стремились всемерно облегчить свои корабли. Не желая при этом жертвовать вооружением, они экономили на корпусах, делая их более легкими, но и менее прочными. Однако то, что хорошо для маленького и спокойного Средиземного моря не подходит для более суровых условий. Этого и не учли советские конструкторы.

Мало того, что меньшая прочность корпуса приводила к неоправданным потерям кораблей. Так, например, во время ПМВ четыре "новика" подорвались на минах. Причем "Беспокойный" 28 августа 1916 года у Констанцы сразу на двух, а "Орфей", "Забияка" и "Летун" на одной каждый. Но ни один из этих кораблей не был потерян.

Что касается "семерок", то из 20 подорвавшихся кораблей 9 погибли. Двойного подрыва не пережил ни один. Более того, эти корабли могли разрушаться и без всякого воздействия неприятеля. В ночь на 6 мая 1942 года "Громкий" едва не потерял носовую часть, попав в восьмибалльный шторм. Корабль получил такие повреждения, что его пришлось разрезать надвое и устанавливать нос заново.

Еще показательнее во всех отношениях случай, произошедший с "Сокрушительным". 20 ноября 1942 года, эскортируя конвой QP-15, он попал в 8-9-балльный шторм. У корабля отломилась и затонула корма. На спасение "Сокрушительного" были высланы эсминцы "Урицкий" и "Куйбышев". Это были... бывшие "новики" "Забияка" и "Капитан Керн", спокойно выдержавшие шторм. Эсминцы советской постройки – лидер "Баку", и посланный на смену "новикам" "Громкий" этого шторма не выдержали, причем последний был вынужден прервать операцию и вернуться на базу, а первый, также участвовавший в проводке конвоя QP-15, получил повреждения.

Когда "Урицкий" и "Куйбышев" подошли к терпящему бедствие "Сокрушительному" выяснилось, что в условиях такого жестокого шторма буксировка не представляется возможной. Тогда было решено снять команду. В числе первых борт аварийного эсминца покинули командир и большинство офицеров. Впрочем, перебив всех образованных русских, большевики не могли уничтожить всех русских вообще. Поэтому команда корабля, пусть и брошенная своими "офицерами", оставалась, в общем такой же, какими были наши моряки в самые славные периоды русской истории. Нижние чины, не получая команд ни на эвакуацию, ни на мероприятия по спасению корабля, по собственной инициативе (!) организовали борьбу за живучесть. Оказались исправны и были запущены котлы. Оба гребных вала переломились, однако пар был нужен, чтобы запустить водоотливные механизмы. В общем и целом, команде удалось стабилизировать состояние судна, его плавучести ничто не угрожало.

Проблема состояла в том, что организовать спасение людей в столь сложных условиях было чрезвычайно трудно. В добавок на обоих "новиках" стало выходить топливо. Тогда им на смену и был послан "Громкий", который, как уже было сказано выше, не преуспел. В итоге на корабле осталось 15 человек. Завершающим актом драмы стал приказ командования СФ атаковать дрейфующий корпус эсминца, на котором еще оставались люди, торпедными катерами, чтобы "не допустить сдачи врагу". К счастью, отмененный в виду плохой погоды. Капитана "Сокрушительного" и командира БЧ-2 расстреляли по приговору военного трибунала, остальных офицеров отправили в штрафбат. Кроме двоих старлеев, разделивших судьбу корабля и оставшейся части команды, пропавших без вести. Такая вот история. Сколько еще русских людей так вот бездарно погибло в эту войну, расплачиваясь за чужие ошибки. Впрочем, разве это не Ленин сказал, - "чем хуже, тем лучше"?

Вторым главным недостатком седьмого проекта стала низкая дальность плавания, которая существенно сужала их тактические возможности, в особенности на открытых театрах.

Любопытная деталь, ставшая неожиданностью для командования корабля: в тяжелую погоду эсминец при наличии 480 т мазута мог пройти всего 920 миль вместо "паспортных" 3000! Цитата заимствована из книги "Гремящий" и другие". В результате в одном из походов "Громкий" израсходовал все топливо, и, не дойдя до базы, лишившись хода, вынужден был лечь в дрейф! Вы найдете подобные примеры в истории других флотов? Причем этот случай был не единичным.

Кроме того, советский флот унаследовал и преумножил такую традиционную беду русского флота, как строительная перегрузка. Вот еще цитата из той же книги:

Более жестких требований к минимальному водоизмещению, совершенно не адекватному вооружению, не выдвигалось, пожалуй, ни англичанам, ни американцам, ни немцам, ни французам… Подчас дело доходило до личного вмешательства Сталина, контролировавшего ход проектно-конструкторских работ. Видимо причиной здесь была простая некомпетентность высшего руководства, по старинке считавшего, что стоимость корабля прямо пропорциональна его размерам.

В результате перегрузка "семерок" превысила все разумные пределы. Например, эсминцу "Гремящий" по спецификации полагалось иметь стандартное водоизмещение 1425 т и полное 1955 т, реально же на испытаниях в 1939 году оно составляло соответственно 1612 т и 2215 т, а в мае 1943-го 1820 т и 2350 т.


Такая перегрузка вызвала опасное снижение отстойчивости. Не лучше обстояли дела и с мореходностью:

Мореходность "семерок" оставляла желать лучшего, даже если учесть, что требования к ней в 30-е годы существенно отличались от современных. Из-за узких обводов носовой части корпуса эсминцы сильно зарывались в волну; при волнении моря 8 баллов скорость снижалась до 5-8 узлов. Уже при 6-балльном волнении хождение по верхней палубе становилось невозможным, и кормовые помещения, имевшие вход с палубы, были недоступны.

Как мы видим, в условиях войны, определяющими стали именно эксплуатационные характеристики. Но это не значит, что со всем остальным у "семерок" был полный порядок. Большой бедой довоенных эсминцев всех стран стало то, что артиллерийский бой и торпедная атака, для которых они собственно и создавались, оказались войной практически невостребованными. А на первый план вышла борьба с авиацией и подводными лодками. "Семерки" пострадали от такой смены приоритетов сильнее других, как в виду слабости отечественной промышленности, не освоившей в нужном количестве выпуск необходимого оружия, так и отсутствия на самих кораблях резервов для его установки, ввиду их перегруженности.

Зенитное вооружение эсминцев седьмого проекта состояло из двух 76-мм, двух 45-мм пушек и двух 12,7-мм пулеметов. 45-мм пушки оказались в роли зенитных орудий бесполезны, как из-за низкой скорострельности, так и из за медленного наведения. 76-мм орудия обладали очень ограниченными секторами обстрела. Но главное на корабле отсутствовали какие-либо приборы управления зенитным огнем. Не удивительно, что от ударов немецкой авиации погибло 8 "семерок". По ходу войны зенитное вооружение модернизировалось, на некоторых кораблях появились английские радары, системы управления огнем. Но в общем отставание от ведущих флотов в таком важном компоненте пожалуй даже не сокращалось а росло.

Что касается противолодочного оружия, оно было символическим – бомбосбрасыватель при незначительном запасе глубинных бомб. Это в то время когда зарубежные корабли такого класса оснащались бомбометами и гидролокаторами, имея в 3-4 раза больший запас бомб. Частично положение по ходу войны выправлялось, в частности установкой английских "асдиков".

Наконец в качестве минного заградителя "семерки"… уступали даже куда меньшим по размерам "новикам" принимая в перегруз 98 мин образца 1912 года, тогда как "новики" легко принимали 100!

Подвести итог первой части нашего разговора хочется этой цитатой из книги Чернышева:

…"новики" зарекомендовали себя как превосходные универсальные корабли. Они вели артиллерийские бои с кораблями противника, охраняли свои линкоры и крейсера, сопровождали транспорты и участвовали в набеговых операциях на вражеские конвои, ставили минные заграждения как у своих баз, так и в водах неприятеля. Эсминцы иногда использовались для траления фарватеров. В годы Великой Отечественной войны они осуществляли поиск подводных лодок. Своей артиллерией поддерживали приморские фланги войск, обстреливали береговые батареи, технику и живую силу противника. Эсминцы высаживали десанты и использовались для перевозки войск и гражданского населения из блокированных баз.

После того как "новики" в 1940-е гг. были вооружены современными зенитными орудиями, гидроакустическими и радиолокационными станциями, они почти не уступали по боевым качествам новым эсминцам проектов 7 и 7У, а по мореходности даже превосходили их.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 134 comments