oldAdmiral (oldadmiral) wrote,
oldAdmiral
oldadmiral

Categories:

43. Вторична ли была русская дипломатия?

Как выяснили многочисленные дискуссии в данном блоге, одним из наиболее причудливых мифов, доставшихся нам в наследство от советской пропагандистской машины, был миф о вторичности русской дипломатии. Что мол большие дела вершили англичане, немцы да французы, а Российская Импеия покорно следовала в фарватере, последовательно жертвуя интересами русского народа.

Как пример, приводится Первая мировая война, в которую Россия, дескать, вступила за абсолютно чуждые ей интересы французского капитала. Тезис более чем спорный, поскольку яблоком раздора стала Сербия, за влияние в которой боролись между собой Австрия и Россия, а отнюдь не Франция. И получается, что именно французские солдаты пошли умирать за русские интересы.

Но сегодня, говоря о русской дипломатии, мы углубимся в прошлое чуть дальше, в ее золотой век, длившийся с 1815 по 1853 годы.

Как один из самых убийственых примеров неадекватности внешней политики Российской Империи приводят грёзы о Босфоре. Мол мало было у страны своих проблем, чтобы заниматься политическими химерами.

О том, насколько обладание проливами было чуждым интересам России, и насколько желание ими обладать было химерой давайте и порассуждаем.

Надо признать, что рассуждения о "третьем риме", наследии Византийской империи и тому подобные, были излюбленной темой насмешек западников задолго до революции. Но смотря с позиций сегодняшнего дня видно, что это было лишь идеологическое оформление, вполне конкретных и прагматических политических интересов. Смешно придираться к демагогии США о демократии, как побудительной силе действий Америки на мировой арене. Нефть привела США в Персидский залив, а вовсе не забота о многострадальном населении Ирака. Думаю врядли кто-то сегодня усомнится в верности этого постулата. Точно так же вовсе не заботы о византийском наследстве влекли Россию к обладанию проливами.

Чтобы убедиться в этом достаточно уяснить для себя каким клапаном с односторонним движением являлся для России Босфор. Во время Крымской войны этот клапан свободно впустил в Черное море флоты двух ведущих морских держав того времени - Англии и Франции. Во время Русско-японской, с другой стороны, тот же клапан надежно запер русский Черноморский флот, лишив его возможности поучаствовать в войне.

Таковы были конкретные причины, заставлявшие русских царей думать о Босфоре. То, что это не было каким-то странным вывихом, становится ясно если посмотреть какова например была политика России на другом краю Европы - в отношении Дании. Почему Дании уделялось в Русской политике особое внимание? Почему Александр III был женат на датской принцессе Дагмар, что в Европе не нашлось более влиятельных династий?

Ответ надо искать в географическом положении Дании, контролирующей проливы, ведущие из Балтийского в Северное море. России не хотелось, чтобы эти проливы перешли под контроль Германии. Поэтому вовсе не является совпадением, что помолвка наследника русского престола и датской принцессы состоялась в 1866-м году, а в 1871-м произошло объединение Германии. И Дания, не считая Шлезвиг-Гольштейна, в ее состав не вошла, хотя немцы этого очень хотели, и даже воевали с Данией в 1864-м.

Таким образом Россия весьма ревностно, и довольно небезуспешно решала вопросы защиты своих морских границ и свободы мореплавания.

Вернемся однако к Проливам. В конце 1832 года турецкий наместник Египта Мухамед Али паша поднял восстание. Его войска, одерживая победы заняли Сирию. Султан Турции Махмуд II обратился за помощью к Англии и Франции. Однако их поддержка ограничивалась лишь устными заявлениями о сочувствии.

Тогда Махмуд II поспешил за помощью к Николаю I. Тот медлить не стал, и в феврале 1833 года эскадра адмирала Лазарева бросила якоря в Босфоре. В составе эскадры были и корабли с десантом. Понимая опасность появления русских войск вблизи своей столицы султан попросил русского посла передать Лазареву о нежелательности высадки русских войск. Однако следуя инструкциям Царя, наш посол "не успел" передать волю султана и два пехотных и казачий полки с артиллерией высадились в местечке Ункиар-Икелесси.

Между тем Мухаммед Али продолжал продвигаться вперед. Падение Константинополя представлялось более, чем реальным. Теперь уже султан ПРОСИЛ усилить русское военное присутствие. Эскадра Лазарева была усилена, а численность десанта была доведена до 11 тысяч человек.

Image Hosted by ImageShack.us
Русские корабли в Босфоре. Это не мечты а реальность

Вдумайтесь, 11,000-ное русское войско располагалось в непосредственной близости от Стамбула, причем по просьбе турецких властей! Англичане и французы были просто взбешены.

Однако, как это ни парадоксально, и вопреки, что там греха таить общепринятому мнению, Николай, Россия вовсе не хотели войны и хаоса, который неизбежно последовал бы после развала Османской Империи. Напротив, мы всегда хотели мира, но при соблюдении своих интересов. Выход был найден такой. Николай послал генерал-адъютанта графа А.Ф.Орлова к Мухаммеду Али, и тот добился возврата его войск в Египет. В качестве ответного шага Турция должна была заключить с Россией договор, известный как Ункиар-Икелессийский. Россия выводила свои войска из Турции, но обе Империи вступали в оборонительный союз. Причем Россия от помощи Турции великодушно отказывалась, а Турция взамен брала на себя обязательство закрыть Дарданеллы для военных судов всех держав, за исключением русских. Срок действия договора установили в 8 лет.

Это были те условия, на которых Россия готова была поддерживать добрососедские отношения с Османской Империей - безопастность наших южных границ. Договор вызвал бурю возмущения в Англии и Франции. Еще бы, Россия имела официальный повод и даже была ОБЯЗАНА вмешаться вооруженной силой в случае любых посягательств третьей державы на Босфор и Дарданеллы! При этом проливы были надежно закрыты, как инструмент военного давления на Россию.

Если называть вещи своими именами, то англичане руками Мухеммеда Али хотели отгрызть от умирающей Османской Империи Египет (что в скорости и произошло), а французы Сирию. Агрессивную же политику в отношении Турции, приведшую в конечном счете к Крымской войне, проводила оказывается только Россия. По крайней мере нам об этом с детства твердят. При этом о событиях в Ункиар-Икелесси, одной из наиболее громких побед русской дипломатии, причем дипломатии направленной на сохранение мира и стабильности, у нас почти неизвестно. Еще бы, это заставляет совсем по другому взглянуть на истоки Крымской войны, и роль России в ее возникновении.

Надо ли говорить, что через 8 лет Турция, под давлением иностранных держав, отказалась продлить союз. Именно это положило начало цепочке событий, приведших к войне.

Тем не менее, в конце-концов Россия своего добилась - проливы должны были отойти нам после победы в ПМВ. В фильме Парфенова о Крымской войне есть такой забавный момент. В интервью с потомком английского командующего лорда Раглана, этот почтенный сэр с вызовом заявляет, - Да, мы вели войну за проливы. Босфор и Дарданеллы не принадлежали, не принадлежат и не будут принадлежать России никогда! Интересно, какими средствами эти люди собирались обеспечить такое положение дел после ПМВ..?

А Дания что-же, существует до сих пор. Как памятник "второстепенной" русской дипломатии.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 237 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →